Зачем служить на церковнославянском языке?

Приходит молодой, здоровый человек на богослужение и вдруг обнаруживает, что не выстоять ему два часа в храме - и ломает-то его, бедного, и крутит, и поясница болит так, что, кажется, сейчас сломается.

Диавол подсказывает: "Нет - эти утомительные богослужения не для тебя. Да и не понимаешь ты ведь ровным счетом ничего, что они там поют и читают на своем церковнославянском языке. Стоишь, как осел, и только праздно проводишь время - да еще и поясница болит".

И человек решает: "Может быть, Церковь с Ее богослужениями - и хорошее дело, да только уж трудное и непонятное - мне такого не потянуть, чего бы проще". И выходит из православного храма и направляется в молитвенный дом к баптистам: там тоже говорят про Христа, но только по-русски - понятно; и слушать можно, сидя в мягком, уютном кресле - приятно. И легче, и проще.

Но можно и сообразить: не было еще в мире ни одного святого, который бы стяжал Духа Святого Божьего в мягком, уютном кресле. Можно ведь сказать себе: Если я не понимаю языка и смысла православного богослужения - так в этом виновато не православное богослужение, а я сам. Понятное дело, что, сидя за столом с китайцами, будешь скучать - хотя бы те вели и очень интересные беседы, но ты-то слышишь только сочетание звуков, если не понимаешь языка. Так надо, значит, выучить церковнославянский язык. Сделать это для русского человека совсем несложно: разница между церковнославянским языком и русским не больше, чем между русским и украинским. Но русские люди учат английский, немецкий, французский, испанский, даже китайский - и только церковнославянский им не одолеть.

Всякий человек, взявший на себя труд познакомиться с богослужебным языком Русской Православной Церкви не может не влюбиться в этот язык. Это язык уникальный! В мире больше нет таких языков! Особенность его заключается в том, что он создан специально для богослужения: для обращения на нем к Богу.

Мы ведь в разных случаях, обращаясь к разным людям, применяясь к разной обстановке, и слова употребляем разные. Об одном и том же можно сказать по-разному. Можно сказать: есть, кушать, можно сказать: вкушать, можно сказать: жрать, чавкать и т.п. Все об одном же - о приеме пищи - но слова: эти грубее, те обыденнее, другие возвышеннее. Чем больше мы любим и уважаем человека, тем более возвышенным языком стараемся с ним говорить.

Бога мы, православные христиане, любим и почитаем более всякого человека. Поэтому и язык, на котором мы обращаемся к Богу - самый возвышенный язык, какой только могли составить люди. И составляли его святые люди! Даже некоторые из нас, досточтимые отцы и братья, православные христиане, толкующие о переводе церковного богослужения на русский язык, очевидно, не вполне отдают себе отчет: каким сокровищем они обладают и от чего хотят отказаться?

Чтобы богослужение было понятным для народа Божия, стоящего в храме, можно пойти двумя путями: либо богослужение перевести на русский язык, либо народ научить церковнославянскому. Первый путь - легче, но он, несомненно, всех нас духовно обеднит. Второй путь - сложнее, но, несомненно, одарит народ колоссальным духовным богатством.

Сбор новостей

Подписка на Сбор новостей